Интервью с челябинкой, взявшей на воспитание восемь детей

Светлана Бадерко воспитала десять детей. Вырастив двух собственных, челябинка стала мамой для восьми приемных. О том, как ребята уживаются друг с другом, что о семье думают соседи и трудно ли справляться с таким количеством детей, Светлана рассказала в программе "Личное мнение".

Как реагируют окружающие, когда вы говорите, что у вас 10 детей?

Раньше удивлялись, задавали вопросы, как справляетесь. Сейчас привыкли.

Всё 10 живут с вами?

Нет. Наши двое кровных живут отдельно.

Как вы решились взять в семью приемного ребенка? Дети постепенно пришли или все сразу?

Нет, это было постепенно. В 2014 году мы приняли двух детей — это Андрей и Оля. 2 года они прожили с нами, и мы решили еще увеличить семью. Мы пошли в органы опеки с заявлением, что хотим еще девочку в семью принять. В опеке нам предложили взять пятерых детей. Конечно, мы волновались, когда дети пошли в школу, они начали проходить психологов, они им помогали. Мы ездили в детские дома знакомились с детьми. И вот, когда мы начали приводить детей домой, нам казалось, что мы можем и пятерых, и шестерых с легкостью взять. Остановились на шестерых. Они все почти братья и сестры. Мы шли по программе, чтобы нам выделили жильё побольше, и мы согласились с таким условием, что нам помогут с жильем.

Вот вы сказали, что ездили по детским домам и знакомились с детьми. Как это было? Вы смотрели на ребенка и понимали, что это ваш?

Нам не разрешали выбирать, нам предлагали самых трудных, самых неуправляемых детей. Мы их брали в гости, контакт с ними у нас налаживался, и всё, мы их брали.

То есть ребенок должен захотеть пойти в семью?

Да.

У вас не малыши, это детки старше 10 лет.

Да. Первую мы взяли Олю — ей 4 года было, а остальные с 10 до 14 лет.

Как всё-таки вы пришли к этому, что готовы стать приемной мамой?

Просто изначально мы с мужем жили в деревне, там одну маму лишили материнства, и мы этих детей знали. И когда мы переехали в город, купили квартиру, и через 2 года этих детей забрали, потому что они наши земляки, вот с этого началось.

Вы сказали, что вам предлагали самых трудных детей. В каком плане трудных?

Да, вот первого мы брали, он постоянно со школы убегал, не слушался, сбегал из дома, но мы пошли на это и взяли его. Нам помогают психологи, мы с ними общаемся. В школе тоже отношения совсем другие, учителя к этим детям относятся по-особенному.

Какие были главные страхи при принятии этого решения — взять шестерых подростков в семью?

Главное узнать, что у ребенка в душе. Всякое бывало, были трудности, но сейчас у нас в семье всё хорошо. Мне кажется, в любой семье есть свои трудности. У всех детей свой характер, надо уметь их выслушать, где-то подсказывать, помогать. И тогда ребенок начинает тебе доверять, и тогда дети уже становятся роднее.

Сколько лет они с вами в одной семье?

Уже 3 года.

По сути, вы взяли их уже сформировавшимися личностями, на ваш взгляд насколько они изменились?

Конечно, они изменились, они чувствуют себя в семье. Учиться стали лучше, студи дружнее, всем делятся, заступаются, прямо как семья. Обычные дети.

А как ваши дети приняли эту информацию, что вы решили взять столько детей?

Они гордятся, помогают нам.

Некоторые родители, которые взяли детей в семью, опасаются отношений с кровными родственниками детей. Пришлось ли вам бояться какого либо плохого влияния с их стороны?

У меня не было такого с детьми. Они приходят в гости, все общаются.

Ваш сын — его четыре раза брали в семью и возвращали.

Ну так получилось. Он рассказывал, что он не слушался, на красный свет дорогу переходил, и его отдавали. Но он сильно переживал, тех родителей он уже мамой и папой называл, ему было очень обидно. Но сейчас он вообще эту тему забыл, у него есть новые родители, и я думаю, он доволен своей жизнью.

А в бытовом плане, распределяете ли вы как-либо обязанности?

Да, у всех свои обязанности. Дома всегда порядок. Каждый день – встали, кровать заправили. Но сейчас они уже взрослые, каждый знает, что нужно делать, один пропылесосит, другой пыль протрет. Один в одной комнате, другой в другой. Они уже распределили всё и так помогают, помогают готовить. Саша вот очень любит готовить, он определился, что будет на повара учиться, свой ресторан открывать. Он и блины печет, и пирожки, и всё, что хочешь ему нравится. Ребёнок способный.

·         

А старший Андрей ему сколько сейчас?

Андрею 5 января будет 18 лет.

Он остается с вами? Или отдельно где-то будет?

Он останется у нас. Он закончит 11 класс, мы его готовим в институт на информатика, нам целевое пообещали. Он будет у нас жить, пока не получит квартиру.

Пришлось ли бороться с какими-то привычками детей, ведь все они разные?

Да, те, кто недавно из семьи, с ними было трудно, потому что они не привыкли к порядку. Если их забрали из семьи, значит, там не очень всё было хорошо. Тот, кто уже побыл в детском доме, они ещё там привыкли к своим обязанностям, к работе, с ними полегче, они более собранные и самостоятельные.

А было ли такое, что они вас как то обижали?

Нет. За три года ни разу некто меня не оскорбил.

Как же так, вы сказали, что вы брали самых трудных детей из трудных семей.

Каждый ребенок хочет быть в семье, и из за этого они идут на уступки. Потому что в семье всё равно лучше. Здесь есть свобода, друзья могут придти, сходить на стадион, в секцию. Один вообще у меня футболист.

А за советом к вам обращаются родители?

В школу меня приглашали, чтобы опытом поделиться.

Какой самый сложный период? Говорят, что когда проходит период, когда все хотят друг другу нравится, а потом начинается кризис, который нужно перетерпеть. У вас так же?

Да. У меня девочка, ей уже 17 год, у неё была и любовь, и слезы, но сейчас всё хорошо. У нее просто была компания не очень хорошая, но сейчас всё лучше, у нее есть молодой человек хороший.

То есть она эту компанию из прошлой жизни взяла?

Её просто тянуло к неблагополучному. Но сейчас у нее нет этой компании, теперь она дружит с хорошими девочками из хороших семей. И вообще дети, когда начали жить в семье, у них и друзья получились из хороших семей. Они стараются уйти от того, что было. Мне хочется, чтобы у них были порядочные семьи, чтобы не пьющие.

Как вы выбираетесь в отпуск?

Мы в санаторий их отправляем каждый год, в лагерь они ездят. Три раза в год они выезжают, в этот момент я могу отдохнуть.

8 приёмных детей и два родных взрослых. Это всё или подумываете ,что может быть и новые члены семьи у вас появятся?

Ну вообще подумывали. Я думаю, что девочки наши красавицы — сразу замуж выйдут, как отучатся. Ну, хотелось такого же возраста как Оля девочку взять, чтобы они вместе были.

Придете новую девочку Оле, а вам скажут — берите пятерых, и что вы сделаете?

Да, трудно отказать. Дети в детском доме, они ищут маму, смотрят такими глазами. Некоторые остаются и отказываются идти.

Что касается подростков.

Они говорят, что они не предатели. Хотя мы брали одного мальчика, он к нам всегда просился, он очень хотел в семью. Но он в детском доме с рождения и говорит, что я не могу предать. Они же там тоже привыкли, они и воспитателей мамами называют.

На 8 марта или на День матери вы получаете подарки?

Постоянно. На день матери каждый рисует рисунок, каждый пишет письмо, благодарность, как они меня любят. Они мне сюрпризы такие делают, поделки, пекут пироги, подарки. Всегда друг друга поздравляем, печём торт на день рождения. Так живём дружно.

Соседи привыкли к вашей дружной компании?

Привыкли. Очень соседи нас любят, всегда здороваются.

Они вас называют мамой?

Нет. Только Оля называет меня мама, в школе, на улице они всегда меня мамой зовут, а дома тетя Света. Если хитрят, то зовут мамой, если что-то надо.

Мы в тени оставили папу. Это было единодушное желание, или вам пришлось мужа убедить?

Это вместе мы решили. Папа у нас в основном работает. Они его дядя Слава зовут.

Обычно в семье такие вопросы решает папа, у вас не так?

У нас как-то мама, а папа поддержал.

Демократия?

Да!

Дайте совет людям, которые думают взять ребенка. Которые не могут решиться на этот подвиг.

Совет мамам: если хотите взять детей, здесь ничего страшного нету, даже если ребенок всего год проживет в семье, он всё равно будет счастлив, тем более есть психологи.

Были ли такие ситуации, когда опускались руки, был какие-то сомнения, может, не надо было вот этого ребенка брать?

Нет, у меня сомнений не было. У меня было одно желание — помочь ребенку, всё решаемо.

Вы ими гордитесь?

Очень! Мне кажется, я нашла себя в этой жизни с моими детьми. Они идут ко мне, если их кто-то обидел, у ребенка ничего не таится, он не прячется. Я где-то им совет дам. Где-то разберусь. Конечно, нужно заступаться за своих детей.

"Я нашла себя в детях"

Архив новостей

Интернет-приёмная